Эксклюзивное интервью с Али Багаутиновым перед Brave CF 50 1 апреля 2021

Эксклюзивное интервью с Али Багаутиновым перед Brave CF 50 1 апреля 2021

Алла Князева

«Будут предложения – выступлю в UFC». Панчер Кинг замотивирован, как никогда
Али Багаутинов совсем не думает о завершении карьеры. А ещё он мечтает поучаствовать в новых боксёрских поединках

30 марта 2021, 10:15

Бокс/ММА
/ Прочее ММА

0

Аудио-версия:

Ваш браузер не поддерживает элемент audio.

Бывший претендент на титул UFC в наилегчайшем весе Али Багаутинов по прозвищу Панчер Кинг 1 апреля проведёт свой второй поединок в лиге Brave CF. Его соперником станет другой бывший боец промоушена Даны Уайта – Дастин Ортиз. В случае победы Али продолжит свой путь в Гран-при Brave CF в весовой категории до 57 килограммов. В эксклюзивном интервью «Чемпионату» Али рассказал о том, как пытался организовать бой с Русланом Проводниковым и о своём опыте в качестве актёра кино, а также поделился мнением насчёт перспектив Аскара Аскарова в UFC.

— Как себя чувствуете перед своим вторым поединком в Brave CF?
— Сейчас уже на финишной прямой. Приехали 3 дня назад в Бахрейн, нас загнали в комнаты, ждали теста на ковид. Здесь у них всё очень строго, даже на улицу не выпускают. Сегодня, спустя 3 дня, я поднялся наверх, где находятся открытый бассейн и площадка. Не поверите, минут 40 глаза не мог открыть из-за солнца, они слезились. В целом, всё нормально, погода хорошая, настроение – тоже. Осталось несколько килограммов сбросить – и я готов.

— С акклиматизацией не было проблем?
— С ней проблем у меня никогда нигде не было, а время здесь такое же, как и в Москве. А относительно погоды, я специально в Дагестане тренировался на берегу моря, погода почти одна и та же, там было от +15 до +20 градусов. Здесь, конечно, побольше, +33, но всё равно тот же морской воздух, это меня заряжало.

— Вы провели пока один бой в Brave CF. Можете ли уже сейчас сделать какие-то выводы о промоушене?
— Я провёл один пробный поединок, чтобы посмотреть, насколько серьёзная организация, на что готовы они и на что готов я. После этого боя мы сели за стол переговоров, пообщались, и я для себя решил, что буду выступать здесь. У Brave достаточно большие охваты и большие цели. Сразу подписался в Гран-при, у них нет чемпиона в категории до 57 килограммов, и в этом Гран-при есть хорошие бойцы, которые мне интересны, например, бывшие бойцы UFC. Достаточно солидный дивизион получается. Сейчас с Дастином Ортизом у меня уже будет первый бой в рамках Гран-при.

— Какие варианты рассматривали для продолжения карьеры, кроме Brave?
— Рассматривал Rizin, One FC. В UFC чуть не подписали. Там нужно было на замену выйти против Тима Эллиотта, у его соперника тогда обнаружили ковид. С Тимом я раньше уже дрался. Но выйти я не смог по состоянию здоровья. Я тогда болел, а они предложили выйти на замену за 3 дня до боя. Это было в сентябре или октябре прошлого года. Позвонил менеджер, спросил, выйду ли я. Я ответил, что драться-то готов, но сейчас у меня температура, а мой вес – почти 67 килограммов. За 3 дня вылечиться и сделать вес я бы просто не смог. Поэтому отказались от предложения. Были ещё предложения в АСА. Но сейчас я нахожусь там, где нужно находиться.

— Есть ли мысли когда-то ещё попробовать выступить в UFC?
— Если будут предложения – конечно. Но пока у меня есть определённые обязательства перед Brave. Пока я их не выполню, не буду размениваться.

— Вы знакомы с чемпионом Brave в суперлёгком весе Эльдаром Эльдаровым?
— Да, конечно. Эльдар – это один из мостов между мной и Brave. Мы с ним очень давно знакомы, вместе выступали на соревнованиях ещё в молодые годы. Подписался в лигу я также при содействии Эльдара и президента клуба «Крепость» Магомеда Кадиева. Они сделали всё, чтобы с Brave мы сошлись по условиям. Когда я ещё проводил свой первый бой здесь, они сказали, что организация стоящая.

Эксклюзивное интервью с Али Багаутиновым перед Brave CF 50 1 апреля 2021

«Летел на мой бой 13 часов с пересадками». Эльдаров впервые будет драться без отца Хабиба
Чемпион из Дагестана по-прежнему следует всем наставлениям Абдулманапа Нурмагомедова.

— Для вас имеет какое-то особое значение, что в лиге выступает достаточно много ребят из Дагестана?
— А где сейчас их мало? (смеётся). Во всех организациях мира, России больше половины дагестанцев, наверное. Дагестан – это вообще борцовская и бойцовская Мекка, поэтому мы везде. Я тренировался сейчас в Дагестане, и в одном зале на одну весовую категорию из 10 человек 8 – чемпионы России и мира. Конечно, им надо куда-то свои навыки и ресурсы направлять, поэтому они везде. Хорошие бойцы у нас в Дагестане.

— Ваш следующий оппонент Дастин Ортиз тоже выступал в UFC, причём довольно долгое время. Как оцениваете его, какие у него сильные стороны?
— Дастин – достаточно разносторонний боец. Честно говоря, когда я ещё был в UFC, он был мне интересен как соперник. Мы не встретились тогда, но вот как наши дороги сошлись, и мы всё-таки встретимся в Brave. Он хорошо борется, есть грэпплинг, есть ударная техника, неплохо дышит. И для меня, и для него это будет испытание в новой организации. И он настроен на победу, и я.

Эксклюзивное интервью с Али Багаутиновым перед Brave CF 50 1 апреля 2021

Фото: bravecf.com

— Вам летом исполнится 36 лет. Многие считают, что в таком возрасте боец уже не будет прогрессировать. Каково ваше мнение на этот счёт? И как вы сами себя ощущаете в этом плане?
— Я подтягиваю молодых спарринг-партнёров, которые могут мне дать отпор. Я пока не чувствую, что старость давит на меня. Конечно, годы берут своё, потому что есть семья, дети, хочется больше времени с ними проводить. Но от этого приходится отказываться, потому что есть цель, есть дело, которое нужно закончить. Поэтому, кто считает, что я постарел, давайте организуем с ним бой (смеётся).

— Есть ли что-то, что помогает идти вперёд, мотивирует драться и побеждать?
— Есть желание, которое не оставляет меня в покое, я хочу идти и идти и, если всё получится, дойти до UFC. Если нет – особо не расстроюсь, потому что я там уже был и знаю, что это за организация. Внутренней мотивации у меня сейчас достаточно, чтобы побеждать и тренироваться.

— Семья, кстати, как относится к тому, что вы – боец? Не заводят ли разговоры о том, что, может быть, лучше уйти полностью в бизнес?
— Мне мать говорит, что, может быть, хватит, займёшься своим делом, которое будешь развивать. Я отвечаю, что у меня неплохо получается и дела развивать, и тренироваться. Когда пойму, что надо уйти, тогда уже уйду. Вообще, она мне после каждого боя говорила, даже ещё в молодые годы: «Может, хватит? Может, не надо?». И вот уже 20 лет я в спорте, и на протяжении этих 20 лет она мне об этом говорит. Супруга её поддерживает, просит, чтобы я потихоньку уже сходил с дистанции. Дети, правда, говорят, чтобы ещё дрался, они смотрят мои бои. Но на меня эти слова не влияют. У меня есть своё внутреннее желание, и пока оно есть, я хочу полностью выжать из себя все соки. Потом уже будет понятно, что дальше делать.

— Говоря о семье, как сейчас обстоит ситуация с вашим сыном и каковы прогнозы врачей (младший сын Али Адам тяжело болен – прим. «Чемпионата»)?
— Сын сейчас находится на лечении. Почти всё, что я зарабатываю, уходит на эти цели. Меня мотивирует и то, что я могу ещё заработать, чтобы помочь своему сыну. Врачи сказали, что качество жизни его не улучшить, некоторые даже говорили сдать его куда-нибудь. Я, конечно, хочу поставить его на ноги и надеюсь, что Всевышний поможет, и я это сделаю. Сейчас вся семья находится рядом с ним, небольшие улучшения есть, меня это радует и мотивирует ещё больше.

— Вернёмся к теме бизнеса. У вас есть собственная линия спортивной одежды. Сейчас этот бизнес развивается?
— Знаете, это даже не бизнес, это больше хобби, имиджевая составляющая. Я не рассчитываю на него настолько, чтобы что-то заработать. Я эти вещи делал совместно со своим благотворительным фондом «Кулак добра», чтобы какие-то призывы на одежде писать и чтобы дарить её. Многим же нравится, когда они получают вещь от именитого спортсмена, хранят её и рассказывают всем, кто это подарил. Есть несколько договорённостей с другими компаниями, они тоже отшивали вещи. Но это всё было до карантина. Во время пандемии я приостановил этот процесс, потому что больше полугода все цехи были закрыты. Сейчас потихоньку возобновляем, начинаем шить одежду для вольников. Ещё есть несколько мест общепита в Москве, которые мы развиваем, это рыбная тема.

Также есть свой промоушен, мы недавно его запустили, лига называется «Вольник». Весь трафик вещей Puncher King сейчас гоним туда. Это лига для детей от 10 до 15 лет. В России для детей такого возраста почти не проводят соревнований, и они страдают от этого. Мы с моим товарищем Зауром Курбановым долго думали, как создать эту лигу, почти два года. А в этом году просто взяли и сделали. Первый турнир провели 21 февраля, выявили чемпионов, а 21 марта сделали следующий. Хотим проводить в месяц 2-3 турнира. На каждом турнире будут выступать до 100 юных борцов.

У нас есть своеобразный лозунг: «Если ММА растёт на борьбе, почему бы борьбе не поучиться у ММА?». Имеется в виду развивать медийно юных борцов, выявлять чемпионов, делать ростер, как в ММА, устраивать претендентские поединки, схватки. Всем нравится, дети в восторге, пояс на него надели – всё, он чемпион, на него уже молодые пацаны газуют: «Эй, этот пояс – мой, меня просто не было в этом турнире, сделайте мне схватку!». Там такой движ пошёл.

Бувайсар Сайтиев отметил это, Абдулрашид Садулаев поблагодарил за то, что проводим такие турниры и развиваем вольную борьбу не только в Дагестане, но и во всей России. У нас цель – охватить большую часть России, чтобы в будущем выйти на международный уровень. Кстати, 21 марта мы сделали схватку «Россия – Америка». Россия, конечно, победила. На этом турнире разыгрывали 3 чемпионских пояса, один ушёл в Ростов, другой – в Астрахань, а третий остался в Дагестане. Полностью все турниры можно посмотреть на нашем YouTube-канале.

Эксклюзивное интервью с Али Багаутиновым перед Brave CF 50 1 апреля 2021

Фото: bravecf.com

— Какие мысли у вас сейчас по поводу наилегчайшего дивизиона в UFC?
— Честно говоря, этот дивизион сейчас страдает от нехватки хороших бойцов. Он вообще всегда страдал из-за того, что Дана Уайт особо не уделял ему внимания. Ещё с тех пор, как ввели эту категорию, и Деметриус Джонсон стал чемпионом, начали говорить, что этот дивизион надо закрывать. Меня в UFC подписали в 2013 году, и у меня всегда это было на слуху. Но там такие же бойцы, как и в других весовых категориях, у них тоже есть семьи, дети, которых надо кормить. Они тоже хорошие бойцы, интереснее даже, чем в других дивизионах, скоростные, динамичные. Наоборот, на этот вес нужно сделать акцент, чтобы подтянуть ещё больше ребят. А если постоянно говорить, что дивизион надо закрывать, конечно, он будет страдать от этого.

— Что думаете насчёт перспектив Аскара Аскарова?
— Аскар – очень хороший боец, думающий и разносторонний. Я считаю, у него большие перспективы в этом дивизионе. Я думаю, ещё один бой ему нужно провести, чтобы звание претендента на пояс за собой железно застолбить, и уже уверенно выходить на титульник. Потому что пояс сейчас держит тоже непростой парень, и у Аскара могут быть проблемы с ним. Он физически крепкий, хорошо работает в стойке, неплохо борется. К этому бою надо особенно подготовиться. Но я чувствую, что он может его победить, так как много сил на разговоры и болтовню Аскар не тратит. Он выкладывается на результат.

— Удавалось ли вам с ним поработать?
— Нет, никогда с ним не работал. Но, если выпадет такая возможность, обязательно поработаю, поборемся. Какие-то советы могу я ему дать, какие-то советы – он мне. По-братски можем поделиться друг с другом.
— У вашего бывшего соперника в AMC Fight Nights Global Жалгаса Жумагулова пока в UFC всё не очень хорошо складывается. Как думаете, почему?

— Знаете, я не хочу сейчас здесь сидеть и злорадствовать из-за того, что он проигрывает. Но я ещё до нашего боя говорил, что он не готов драться в UFC. Если даже он будет в этой лиге, то он будет держаться где-то в топ-15 или топ-20. Ему будет сложно идти дальше после двух поражений. Но это спорт, здесь без поражений побед не бывает. Желаю ему удачи, надеюсь, если следующий бой ему дадут, то он выйдет и покажет то, что он хочет показать, говоря своим фанатам, что он был не готов по каким-то причинам. В общем, желаю ему успехов и достичь того, чего он хочет.

Эксклюзивное интервью с Али Багаутиновым перед Brave CF 50 1 апреля 2021

«Если есть хейтеры, я на правильном пути». Жумагулов предлагает недругам пообщаться лично
Боец UFC из Казахстана планирует прибегать к трэш-току, но обещает ответить за слова.

— Сейчас остались ли ещё какие-то разногласия с ним?
— Да у нас и не было разногласий. Просто атмосфера, которая была вокруг нас, накалялась до предела. Его и мои болельщики устраивали какие-то зарубы. Но это всё было лишним. Как-то это всё не так преподносилось. Просто там был принципиальный момент. А мы с ним нормально общались и общаемся.

— Вообще, при наборе в поисковике вашего имени можно увидеть много роликов и статей про ваши конфликты с другими бойцами. Как вы считаете, вы – конфликтный человек?
— Нет, конечно. Кто меня знает – мои друзья, моя команда, знакомые – они в курсе, что я не конфликтный человек. Я люблю просто делать красиво своё дело, чтобы подготовиться, выйти и выступить хорошо. Повторюсь, это всё атмосфера, которая вокруг накаляется. Мои болельщики и болельщики соперников, мои хейтеры и хейтеры соперников что-то где-то раздувают, начинается каша. Болельщики сами же создают эти интриги. А у зрителей это вызывает большой интерес. Они вспоминают, что у этого бойца был какой-то громкий конфликт с другим бойцом, и решают посмотреть его следующий бой, как он подерётся. А чтобы я с кем-то конфликтовал – такого никогда не было.

— На данном этапе своей карьеры насколько серьёзно вы рассматриваете выступления в профессиональном боксе?
— Мне интересен бокс, я фанат бокса. Борясь на ковре, я с детства смотрел бои Тайсона, Мохаммеда Али, наших боксёров – Костю Цзю, например. Я смотрел на них, мне нравилась их форма. Боксёрки, шорты, халаты – я всю жизнь хотел всё это на себя надеть. Выйти, как боксёр, побоксировать, как боксёр. И всю жизнь я осуществляю эту мечту. Два боя по боксу уже провёл, если мне ещё предложат сделать боксёрский поединок, с удовольствием соглашусь.

— Вы уже достаточно давно собирались провести бой против Владимира Мышева. Сейчас эта ситуация как-то развивается?
— Я же один не могу раскачивать этот бой. Не могу ходить и кричать, просить, чтобы мне дали этот бой. Во-первых, бой со мной интересен ему. Он какие-то шаги делал, я делал ответные шаги. Я уже довёл всё до кондиции, сказал, что я готов драться, давайте сделаем это. Уже определились с суммами, всё было готово. И на этом остановились, всё утихло. Они куда-то потерялись. А меня постоянно спрашивают, когда бой по боксу. Он теперь куда-то в кулачные бои хочет залезть. В общем, понесло пацана. Я так понял, что он не боксировать хочет, а хайпа. Но, если он выступит по кулачным боям, голова слететь может куда-нибудь. Поэтому, Вова, оставайся лучше в профессиональном боксе. Если когда-нибудь, может быть, ты настроишься, мы подерёмся с тобой (смеётся).

— А что за история была с Русланом Проводниковым?
— Честно скажу, это была моя инициатива. Когда я занимался борьбой и ММА, я и его бои тоже смотрел. Мне нравится его стиль ведения боя, он просто идёт вперёд, как танк, разносит всех. Как-то я с ним встретился в Нефтеюганске, подошёл к нему и говорю: «Руслан, мы с тобой лично не знакомы, очень приятно с тобой познакомиться». Мы пообщались, начали обсуждать разные бои. И я говорю ему: «Слушай, а давай мы с тобой подерёмся? Просто сделаем это красиво, заинтересуем народ, заработаем денег». Он согласился, мол, почему бы и нет. И я предложил как-то это качнуть. На дружеской волне. Я выставляю с ним фотографию, делаю опрос среди своих подписчиков, и там несколько тысяч комментариев: «Давай!», «Ждём!» и так далее. Одни писали, что он мне голову снесёт, другие просили, чтобы я его воткнул. Что только не писали!

И я говорю Руслану: «Смотри, какой ажиотаж, давай продолжать». Но я понимаю, что сейчас он уже общественный деятель, ему не до этого было, наверное. Всё остановилось. Но после моего последнего боя в Brave в Сочи кто-то из журналистов меня спросил насчёт боксёрского поединка, я и ответил, что мне интересен бой с Проводниковым. И всё, опять эта тема завязалась. Потом уже Руслан выложил пост, на который я ответил. В общем, смешно получилось. Я уже на этот бой и не рассчитываю, потому что понимаю его загруженность, он занят общественной деятельностью, наверное, времени нет. Но если он всё же согласится и будет готов подраться, я даже готов с Brave переговорить, чтобы они организовали бой в их организации.

— Может быть, есть ещё кто-то, с кем вы хотели бы провести боксёрский поединок?
— Из российских боксёров – даже не знаю. Все злые, все хотят меня побить (смеётся). Когда молодой был, никто не хотел против меня выходить, а сейчас все хотят со мной драться.

Эксклюзивное интервью с Али Багаутиновым перед Brave CF 50 1 апреля 2021

Фото: bravecf.com

— Вы снимались в фильме «Хранители». Кто вам предложил сыграть в нём и каковы ваши впечатления?
— У меня есть товарищ Саят Исембаев. Фильм «Рэкетир» с ним я полностью посмотрел. Я его как-то попросил, чтобы подтянул меня, если будут снимать ещё какой-то фильм, потому что я тоже хочу сняться. И вот в Монголии ему предложили сняться в главной роли в картине «Хранители». И он молодец, не забыл обо мне, позвонил и сказал, что в марте уже съёмки начинаются. Они мне там целой делегацией звонят, говорят, что ждут меня. А у меня бой был в начале апреля с Вартаном Асатряном, я спросил, можно ли приехать позже. И они все съёмки перенесли. Я после поединка поехал в Монголию, две недели мы снимались в этом фильме. Мне очень понравилось, я хочу ещё. Я там играл русского мафиози по имени Влад.

— Насколько вам было сложно играть?
— Вообще не сложно было. Я хотел себя преподнести не только как спортсмена, который может драться, но и как творчески развитого человека. Я ведь когда-то ещё и в КВН играл, немного знаю эти актёрские тонкости. Режиссёры были в лёгком шоке от того, как я играл. Даже с Саятом делали по 10 дублей, а у меня получалось со второго-третьего, а иногда и с первого. Я хотел бы в российском фильме сняться, и чтобы у меня была полноценная роль, и на этом не останавливаться. Вообще в будущем хочу себя связать с кино, а то таланты пропадают, надо их куда-то девать (смеётся).

— Какую роль хотели бы сыграть больше всего?
— Мне интересно всё, кроме ролей каких-нибудь предателей. Мафию можно или какого-нибудь спасителя мира.

Источник www.championat.com